Истории из жизни. Самаркандский Поль Гоген

Александр Николаев. Самаркандский Поль Гоген

В 1920-х гг. в Самарканде встретилась группа русских художников, работавших в комиссии по охране памятников старины и искусства. Они собирались в саду Даниила Степанова, бывшего медальера Императорского монетного двора. В 1921 г. к кругу мастеров ненадолго примкнул небезызвестный Кузьма Петров-Водкин. Группа просуществовала недолго, всего 4 года, вплоть до отъезда Д. Степанова из Узбекистана. Тем не менее она стала важной вехой в творчестве ее участников. В этот короткий период начала 1920-х гг. искусство художников, входивших в группу, – Д. Степанова, Алексея Юсупова, Александра Николаева – было объединено многими общими чертами. Так, излюбленной темой живописцев стали андрогинные самаркандские юноши. В группе культивировалась любовь к искусству эпохи кватроченто, т.е. к искусству до Рафаэля, поэтому некоторые исследователи называют их «Самаркандскими прерафаэлитами».

Наиболее известным мастером из группы стал Александр Николаев, выходец из дворянской семьи, получивший военное образование. Увлекшись левыми идеями, он поступил в московские Свободные художественные мастерские в класс Казимира Малевича, а после отправился в Туркестан «революционизировать искусство… в качестве художника-большевизатора». Однако по дороге в Среднюю Азию он задержался в Оренбурге, где женился, через полгода развелся, и, сменив направление, поехал в Узбекистан: сначала в Ташкент, а затем в Самарканд. Отправляясь в Среднюю Азию, Николаев хотел повторить опыт Гогена, прожившего долгие годы на Таити. Он действительно постарался полностью погрузиться в местную жизнь. В Самарканде он принял ислам и новое имя – Усто Мумин, что переводится с узбекского как «правоверный мастер», – поселился в мусульманском квартале, выучил разговорный узбекский язык.

Его искусство тех лет – это сплав различных художественных традиций. В работах Николаева сочетаются черты русской иконописи, итальянской живописи и персидской миниатюры. Художественная деятельность мастера была длинной и достаточно успешной, несмотря на то что он не смог избежать репрессий, однако произведения 1920-х гг. стали самой яркой страницей в творчестве мастера.

Подпишитесь на канал. Следите за нашими новостями в удобном формате

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Аспирантка программы «История и теория культуры, искусств» Европейского университета в Санкт-Петербурге, выпускница искусствоведческих программ магистратуры и бакалавриата НИУ ВШЭ в Москве, участница всероссийских и международных научных конференций в области истории искусств.

История картины

Шляпа-федора. Непревзойденный стиль и особое культурное значение

Фрэнк Синатра и Джонни Депп, Майкл Джексон и Джастин Тимберлейк, Эдвард Хоппер и Рене Магритт, [...]

Истории из жизни

Экстравагантный денди из Японии

Цугухару Фудзита (также Леонард Фужита) – французский художник родом из Японии, колоритная фигура парижской школы. [...]

Статьи об искусстве

Излюбленный мотив живописцев. Улицы старой Москвы

Вид из окна – излюбленный мотив живописцев. Обращается к нему и А. Попов, запечатлевая на [...]

История картины

Поврежденная картина Эрмитажа. Пейзаж с водопадом

Эрмитаж располагает небольшой, но первоклассной коллекцией картин выдающегося французского художника 18-го века Антуана Ватто. Его [...]

Статьи об искусстве

Восточный базар: тысяча и один оттенок

Ориенталистская тематика, обыгрывающая мотив загадочного Востока, нашла яркое отражение в творчестве художников, особенно 19-го века, [...]

Статьи об искусстве

Натюрморт с японской гравюрой. Насыщенный лаконизм

А. Попов высоко ценил искусство Джорджо Моранди. В творчестве видного итальянского живописца 20-го века он [...]

Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.