Искусство понимать. Статья. Русский балет и французские художники: скандальная постановка Пикассо

Русский балет и французские художники: скандальная постановка Пикассо

В 1917 году на весь Париж прогремел новый балет труппы Сергея Дягилева – «Парад». Над спектаклем трудилась поистине звездная команда: сценарий к постановке написал Жан Кокто, хореографом выступил Леонид Мясин, а над декорациями, костюмами и занавесом работал Пабло Пикассо. Все вместе они стремились создать что-то по-настоящему новаторское, революционное и предельно современное. Для Пикассо постановка стала знаковым событием не только в карьере – это был его первый опыт сотрудничества с Дягилевым, – но и в личной жизни: именно во время репетиций «Парада» художник познакомился со своей первой женой, балериной Ольгой Хохловой.

Иллюстрация «Эскизы декораций к балету «Парад»«, художник Пабло Пикассо, 1917

Музыку к балету написал эксцентричный композитор Эрик Сати: он славился своими выходками на всю французскую столицу – например, в какой-то момент объявил, что будет есть продукты только белого цвета. В музыку к спектаклю Сати вплел мелодии кабаре и цирковые мотивы, а также звуки пишущей машинки и сирены. 

Балет оказался вдохновлен музыкальным и визуальным языком нового, 20-го века: кино, рекламой, джазом, мюзик-холлом, регтаймом. Собственно, главные действующие лица спектакля – это уличные артисты, которые зазывают зрителей на представление. 

Авангардной музыке Сати отвечали необычные костюмы Пикассо. Образ Маленькой американской девочки, одной из героинь, был вдохновлен звездами немого кино США. Костюм американского менеджера Пикассо сконструировал в виде небоскреба. Голова лошади, важной участницы представления, была явно уподоблена любимым художником африканским маскам. Пикассо активно использовал при создании костюмов картон и тонкое дерево – в громоздких костюмах было сложно передвигаться, из-за чего Мясин поставил намеренно неуклюжий танец.

Иллюстрация на фотографии французский писатель Жан Кокто и Сергей Дягилев

«Парад» бросил вызов «высокому» искусству и произвел фурор: это был феерический провал, который, однако, очень скоро перерос в триумф, а сегодня признается одним из первых модернистских балетов. 

Пикассо был не единственным из когорты прославленных французских художников-модернистов, кто работал над дягилевскими постановками. Сотрудничество с Русскими сезонами было крайне престижным занятием. 

Так, в 1920 году в Париже состоялась премьера балета «Песнь соловья» на музыку Игоря Стравинского по сказке Андерсена. Спектакль рассказывал историю соловья, который пел для китайского императора, но когда правителю подарили механическую птицу, император соловья прогнал. Вскоре император заболел, и соловей вернулся, чтобы излечить своего неблагодарного царственного слушателя.

Иллюстрация фотография «С механическим соловьём А. Матисс и Л. Ф. Мясин». Монте-Карло, 1920

Хореографом балета снова стал Леонид Мясин, а в качестве художника Дягилев пригласил на этот раз Анри Матисса. Живописцу предложение не могло не показаться интересным: танцевальное искусство его искренне занимало – вспомним, что для Сергея Щукина он исполнил знаменитый «Танец», ныне хранящийся в Эрмитаже. Изначально Дягилев предложил Матиссу на выбор два сюжета: оформить либо «Песнь соловья», либо «Шахерезаду» – антрепренер подумал, что восточная нега и роскошь заинтересуют Матисса, который за несколько лет до дягилевского предложения ездил в Марокко, после чего стал увлеченно писать одалисок. 

Но Матисс неожиданно выбрал именно «Соловья». Изначально Дягилев представлял себе красочные декорации к спектаклю, однако Матисс предложил, напротив, ограниченную палитру. Позднее живописец критиковал Русские сезоны, в частности ту самую «Шахерезаду», за чрезмерное изобилие цветов. Матисс хотел сделать «весенний, очень свежий» спектакль, ведь история рассказывала о перерождении и обновлении. Художник черпал вдохновение для костюмов в том числе в Лондоне, где на какое-то время обосновалась труппа Дягилева – в китайских коллекциях Британского музея и музея Виктории и Альберта. В итоге Матисс оформил спектакль в бирюзовых оттенках, добавил к ним немного белого и вкрапления желтого, изумрудного, розового, синего. 

Костюмы, созданные Матиссом, отражали декоративную природу его искусства: художник часто писал на своих картинах украшенные узором обои, коврики, шторы и вообще обожал различные ткани. Любовь к тканям и дизайну он пронес с детства: семья Матисса была задействована в текстильной индустрии, впоследствии художник коллекционировал ткани и называл свою коллекцию ширм, костюмов и ковров «рабочей библиотекой». 

Сотрудничество с Русскими сезонами оказалось уникальной для Матисса возможностью поработать со всем тем, что его страстно увлекало: с дизайном, текстилем, танцем и Востоком. Русский балет открывал для великих французских художников новые горизонты и предоставлял поле для экспериментов, ставших знаковыми в истории искусства.

Главная иллюстрация фотография «В работе над декорациями балета «Парад»», художник Пабло Пикассо

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Аспирантка программы «История и теория культуры, искусств» Европейского университета в Санкт-Петербурге, выпускница искусствоведческих программ магистратуры и бакалавриата НИУ ВШЭ в Москве, участница всероссийских и международных научных конференций в области истории искусств.

История картины

Портрет османского правителя. У истоков ориентализма

В Лондонской Национальной галерее хранится один занимательный портрет турецкого султана кисти венецианского художника 15-го века [...]

Статьи об искусстве

Одинокий телефон на подоконнике. Открытые смыслы

Часто фоном для натюрмортов А. Попова служит вид из окна. В «Натюрморте с телефоном» это [...]

Истории из жизни

Данте Габриэл Россетти. Трагический союз художника и музы

Главной музой и моделью Данте Габриэля Россетти, известного художника-прерафаэлита, увлекавшегося также поэзией, была Элизабет Сиддал, [...]

Статьи об искусстве

Несколько мотивов и эпох. Ощущение безразличия и одиночества

Сюжетно картина А. Попова «Страсти Христовы» заключает в себе несколько мотивов и эпох. Чуть смещенная [...]

Записки художника

Итак, выпьем. В отделении неврологии городской больницы № 67

Весной чувства обостряются до предела. Вокруг всё цветет, а на душе – букет неосознанных желаний: [...]

Статьи об искусстве

Воплощение самоиронии. Подтрунивания над академическими нормами

Если автопортрет А. Попова под номером 7 был подтруниванием над академическими нормами, то автопортрет № [...]

Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.