Истории из жизни. Тернии и звезды в жизни Константина Коровина

Тернии и звезды в жизни Константина Коровина

Существует расхожий миф о том, что балерины подсыпают битое стекло в пуанты соперниц. Но Константину Коровину в силу его профессии подмешивали в театре в краску соль.

Во время работы над балетом «Дон Кихот» в качестве художника-оформителя мастер однажды заметил, что холст, по которому он писал краской, совсем не сохнет. Вскоре он получил анонимное письмо, в котором сообщалось, что маляры-рабочие кладут в его краски соль – она и препятствует тому, чтобы сох холст. В итоге художник купил себе револьвер и большую кобуру. С оружием на поясе он продолжил расписывать декорации. По воспоминаниям Коровина, это произвело определенное впечатление.

Но подсыпанная соль не была единственной проблемой мастера в ходе работы над постановкой. Костюмы по его эскизам артисты отказывались надевать, рвали их. Пресса громила художника и обвиняла его в «декадентстве». Коровина ругали за буйство красок, производившее впечатление невероятной роскоши. Контроль Императорского двора сначала тоже хотел упрекнуть художника за расточительство, но был крайне удивлен, узнав, что при нем постановки обходятся вчетверо дешевле.

Помимо многогранного таланта, Коровин обладал отличным чувством юмора. После революции 1917 г. новые преподаватели Школы живописи в Москве – Куприн, Кузнецов, Кончаловский, Машков – настаивали на отмене прежнего названия заведения, чтобы идти в ногу со временем и новыми ценностями. Поэтому Коровин не преминул пошутить над Машковым, доставшим как-то раз свой носовой платок, и предложил художнику «сморкаться в руку наотмашь», а платки оставить, чем заслужил свирепый взгляд коллеги. Коровин был не только непосредственно живописцем или декоратором, свой глаз и вкус он применял, представляя Россию в международном жюри по выбору «мисс Европы». В ходе конкурса его удивило, что некоторые участницы казались сошедшими с полотен известных живописцев. Так, «Мисс Греция» напомнила ему героинь Альма Тадема, «мисс Англия» – красавиц прерафаэлита Бёрн-Джонса, а «мисс Франция» заставила мастера думать о женских образах символиста Пюви де Шаванна. Все-таки один раз художник – художник навсегда.

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Аспирантка программы «История и теория культуры, искусств» Европейского университета в Санкт-Петербурге, выпускница искусствоведческих программ магистратуры и бакалавриата НИУ ВШЭ в Москве, участница всероссийских и международных научных конференций в области истории искусств.

Написать комментарий к статье...

Истории из жизни

При дворе «сатурнического императора»

При чешском короле и императоре Священной Римской империи Рудольфе II Прага, куда он перенес столицу [...]

Записки художника

Московские происшествия. Газетный отдел Ленинской библиотеки в Химках

Я начал рисовать лубки в 1973 году. Резал оргалит, грунтовал его темперными белилами прямо рукой [...]

Статьи об искусстве

Пейзаж как неисчерпаемый источник вдохновения

Пейзажи А. Попова, как и его натюрморты, отличаются большим внутренним разнообразием. Запечатлевая суровые виды русской [...]

Статьи об искусстве

Солнце взойдет: вариация на тему Лоррена

В своем творчестве А. Попов часто включается в диалог с великими мастерами прошлого. Так, его [...]

Статьи об искусстве

На хребте селедки. Натюрморт написанный как пейзаж

Селедка, которую А. Попов помещает на передний план одного из своих натюрмортов наряду со шляпой, [...]

Записки художника

Арбатская жизнь. Яркие воспоминания: живопись, застолья и драки

Я устроился работать дворником на улице Арбат. Перед этим чуть было не стал радистом на [...]

Добавить мнение

Вы можете оставить комментарий к статье, он будет опубликован после проверки модератором. Обязательные поля для заполнения *

Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.