Об искусстве. Статья. Восток в искусстве: мягкая сила или скрытая угроза

Восток в искусстве: мягкая сила или скрытая угроза

Долгий девятнадцатый век – эпоха империй и колониальных войн – отмечен расцветом ориентализма, направления в западном искусстве, связанного с репрезентацией Востока. Безусловно, образ Востока складывался на Западе столетиями, но именно в 19-м веке ориентализм оформился почти что в полноценный жанр. В эту эпоху художники обращались к восточной тематике уже не фрагментарно, а посвящали изображению Востока значительную часть своего творчества, как, например, Василий Верещагин или Жан-Леон Жером, и строили успешные карьеры на этой теме.

Однако Восток в искусстве того времени – это не совсем реальный Восток. Эдвард Саид – автор культовой книги «Ориентализм», запустившей целую волну постколониальных исследований, актуальных до сих пор – утверждал, что понятие «Восток» на Западе представляет собой лишь европейскую идею о Востоке. Западу не интересен Восток настоящий, ему удобнее сконструировать свою фантазию о нем и тем самым его подчинить, лишив права голоса, так чтобы не Восток представлял сам себя, а Запад репрезентировал по-своему Восток.

Несмотря на то что позиция Саида вызвала шквал критики, нельзя не заметить, что искусство 19-го столетия, посвященное теме Востока – например, произведения Энгра или Делакруа, – действительно изображает в массе своей прекрасных обнаженных одалисок, призывно возлежащих на коврах в роскошных интерьерах гаремов и бань. Восток для этих художников – часто лишь прекрасная эротическая фантазия, царство неги и сладострастия.

Одновременно Восток ассоциировался у западной публики с надвигающейся опасностью – т.н. «Желтой угрозой».

В частности, Китай, вовлеченный в орбиту западной политики и общественного интереса Опиумными войнами, представал жестоким краем, жители которого равнодушны к кровопролитию, ленивы и безучастны, опьяненные наркотиком. Будоражащая кровь первобытная жестокость, прекрасные раскрепощенные одалиски, бесчисленные богатства – вот тот образ Востока, который сложился в европейском сознании в монолитный стереотип, и отголоски его живы в западной культуре до сих пор.

Как показывают картины Александра Попова, тема Востока как царства чувственности актуальна до сих пор. Однако художник осознанно смотрит на Восток сквозь призму творчества художников-ориенталистов 19-го века и свободно жонглирует созданными ими штампами. Загадочные и манящие женщины в образе гейш из серии «Три фигуры», роскошные одежды купцов в «Восточном базаре», сочные гранаты в серии картин, посвященных Омару Хайяму – все это атрибуты в первую очередь фантазийного Востока. Только вот художник 20-21-го века уже не обязательно относится со всей серьезностью к подобным фантазиям. Гейши, растворяющиеся в тонких, летящих мазках, восточные купцы, написанные красочными, как калейдоскоп или мозаика, мазками, настолько фактурными, что они искажают фигуры, выглядят абсолютно ирреальными персонажами – художник как будто даже подчеркивает миражность, фантазийность образов. Он словно обращается к Востоку, чтобы придать еще больший фантазийный флер своим картинам, совершенно полностью осознавая, что это Восток 19-го века, а не 21-го.

Его образы Востока – это постмодернистская игра с традицией, сознательная архаизация.

Интересно, что в 21-м веке Восток снова приобретает черты фантазии. Японская анимация транслирует образы невинных девушек-лолит с огромными глазами, тонкой талией и большой грудью, которые отлично резонируют с до сих пор востребованным идеалом на Западе, а корейский шоу-бизнес, в свою очередь, создает впечатление, что все мужчины в Азии – исключительно джентльмены, одетые по последней моде, с идеальной кожей, знающие толк в косметике и способах покорить женское сердце. Если в 19-м веке ориенталистские тренды опирались в первую очередь на Ближний Восток, или, правильнее сказать, Западную Азию, Восток мусульманский, то теперь пришло время Восточной Азии, бурно развивающейся в экономическом плане и столь же бурно продвигающей свою культуру на Запад. Только теперь Восток конструирует романтизированный образ себя самостоятельно, реализуя принцип «мягкой силы» и используя стереотипы как капитал.

Подпишитесь на канал. Следите за нашими новостями в удобном формате

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Аспирантка программы «История и теория культуры, искусств» Европейского университета в Санкт-Петербурге, выпускница искусствоведческих программ магистратуры и бакалавриата НИУ ВШЭ в Москве, участница всероссийских и международных научных конференций в области истории искусств.

Записки художника

Актуальное искусство. Выставка в московском продуктовом магазине

Использованные консервные банки идеально пригодны для живописи. Во-первых, вскрытые консервные банки имеют разнообразные интересные формы [...]

Записки художника

Париж. Консервный нож, обманки и пятьдесят картин в Большом дворце

В Москве солнечный день, золотые блики на снегу, ультрамариновые тени от деревьев, температура – два [...]

Статьи об искусстве

Облака: тучки небесные, вечные странники

23 мая 2006 года по голубому, почти летнему небу плыли белые пушистые кучевые облака. Они [...]

Статьи об искусстве

Воплощение самоиронии. Подтрунивания над академическими нормами

Если автопортрет А. Попова под номером 7 был подтруниванием над академическими нормами, то автопортрет № [...]

История картины

Миллион алых роз. Цветочный символизм в картинах

Цветы – невероятно популярный мотив в живописи. Они встречаются в портретах, натюрмортах, картинах на религиозные [...]

Статьи об искусстве

Женщины в искусстве. Борьба за место под солнцем

В последние годы и даже десятилетия в искусствоведении наблюдается тренд на исследование творчества и деятельности [...]

Мнение “Восток в искусстве: мягкая сила или скрытая угроза

  1. Таисия

    Восточное искусство ориентировано на линию, росчерк, орнамент, плоскость, западное — на цвет, объем, пространство, да и в принципе одержимо идеей либо обмануть зрителя, создать совершенную иллюзию действительности, либо, когда цель была достигнута, разрушить то, что было сделано. В восточном искусстве такой бури созидания и разрушения не было: потому что цель — гармония, все пронизывает одна энергия ци (оно же ки), искусство должно передавать оттенки эмоций, быть точным, но не создавать иллюзий!

Комментарии закрыты.

Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.