Об искусстве. Статья. Грубые плоды природы и тонкая живопись

Грубые плоды природы и тонкая живопись

«Натюрморт с ножом и кринкой» А. Попова привлекает внимание зрителя выверенностью композиции, мастерством передачи фактур, гармоничностью цветового решения.

Кринка в углу, окруженная горкой картофеля, вписывается в воображаемую пирамиду. Композиция обретает устойчивость и тектоничность. Лежащий по диагонали нож задает движение взгляда вглубь.

Художник прибегает к контрастной, драматичной светотени, почти кьяроскуро.

Тень скрадывает очертания предметов, усиливая «подвальный» эффект, производимый монохромной землистой, серовато-охристой палитрой.

В этой работе кисть мастера более сдержанная, чем обычно, проработка форм более тщательная и менее размашистая, натюрморт в целом ближе академическим нормам. Большое внимание уделено фактурам: внимательно выписаны деревянная ручка ножа, его поблескивающее металлическое лезвие, шероховатая поверхность клубней картофеля, гладкие бока глиняной кринки.

Выстроенность композиции, тактильность и ощущение материальности предметов отсылают к голландской живописи 17-го века.

Одновременно картофель как ключевой объект натюрморта или сюжет жанровой сцены – это очень важная тема для Ван Гога, нидерландского художника-постимпрессиониста, мастера уже 19-го столетия.

Картофель поставлен в центр его знаменитой картины «Едоки картофеля», как в смысловом, так и в буквальном значении. Полотно изображает скудный крестьянский ужин при керосиновой лампе вечером после тяжелого дня.

«Едоков картофеля» Ван Гог считал одной из своих лучших картин. Как он писал брату Тео, в ней он стремился подчеркнуть, «что эти люди, поедающие свой картофель при свете лампы, теми же руками, которые они протягивают к блюду, копали землю; таким образом, полотно говорит о тяжелом труде и о том, что персонажи честно заработали свою еду». Неудивительно, что картофель стал частой темой и отдельных натюрмортов Ван Гога. Таким образом, А. Попов перефразирует в своей картине сразу две нидерландские традиции, 19-го столетия и более раннего «Золотого века» живописи, попутно заимствуя и перерабатывая порожденные ими смыслы.

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Автор: Анастасия Курьянова / Искусствовед

Аспирантка программы «История и теория культуры, искусств» Европейского университета в Санкт-Петербурге, выпускница искусствоведческих программ магистратуры и бакалавриата НИУ ВШЭ в Москве, участница всероссийских и международных научных конференций в области истории искусств.

Написать комментарий к статье...

Записки художника

Париж. Консервный нож, обманки и пятьдесят картин в Большом дворце

В Москве солнечный день, золотые блики на снегу, ультрамариновые тени от деревьев, температура – два [...]

Истории из жизни

Посланник Запада в Китае, или мастер на все руки

Джузеппе Кастильоне – итальянский художник 18 века, слава к которому пришла не в Европе, а [...]

Записки художника

Линия. Два противоположных мира на рисунке графитным карандашом

Вернувшись из армии, я стал посещать различные художественные студии в Москве, где за копеечную плату [...]

Статьи об искусстве

Феномен фланера. Впечатление от шумного города

В работе «Около Большого театра» А. Попов выбирает то же место и тот же мотив, [...]

Статьи об искусстве

Искусственный интеллект: сможет ли нейросеть заменить художника?

Стремительно растущие в последние годы возможности искусственного интеллекта, в том числе в области продуцирования картинок, [...]

3 Комментария

Статьи об искусстве

Вспышка цвета. Пастозная фактура и открытая кисть

Образно, сюжетно «Зажглись фонари» А. Попова – это парафраз «Звездной ночи над Роной» кисти Ван [...]

Добавить мнение

Вы можете оставить комментарий к статье, он будет опубликован после проверки модератором. Обязательные поля для заполнения *

Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.