Об искусстве. Статья. Аллегория упадка. Натюрморт с черепом коня

Аллегория упадка. Натюрморт с черепом коня

Натюрморт А. Попова «Колесо. Череп коня. Топор» многослоен с точки зрения считываемых смыслов. Так, художник объединяет в рамках холста атрибуты сельской, крестьянской жизни 19-го века: колесо от телеги, лапти, топор. Несколько выбивается из предметного ряда череп коня, однако при подключении других смысловых пластов натюрморта его наличие оказывается вполне оправданным.

Изображенные предметы можно воспринять и как отсылки к символам святых и в целом к религиозной символике. В таком случае объекты выступают в качестве своеобразных эвфемизмов, замен привычных образов, закрепившихся в иконографии.

Например, череп – это неотъемлемый атрибут святого Иеронима; также в религиозных произведениях у подножия креста, на котором был распят Христос, часто помещается череп Адама, совершившего первородный грех, который был искуплен жертвой Спасителя. Колесо может напомнить зрителю о мученичестве Святой Екатерины – оно стало орудием ее пыток. Топор можно расценивать как отсылку к иконографии Иоанна Предтечи, которая опирается на его проповедь: «Покайтеся, приближается царствие небесное, уже бо секира при корне дерева лежит: всяко убо древо не творящее плода добра пресекается» (Лк. 7:24–28). Топор в принципе может служить в картине заменой любого холодного оружия, ставшего инструментом мученичества какого-либо святого. В результате в натюрморте, объединившем предметы-подобия символов святых, главенствует тема мученичества.

Череп в целом задает мотив memento mori, «помни о смерти» – т.е. идею мимолетности, тщетности бытия, широко представленную в натюрмортах 17-го века. Однако в живописи того времени чаще фигурировал человеческий череп. Тем не менее череп лошади не нов для искусства как объект живописного натюрморта: так, этот образ неоднократно разрабатывала знаменитая американская художница 20-го столетия Джорджия О’Кифф. Она собирала кости баранов, коров и лошадей, разбросанные по пустыне в штате Нью-Мексико, а затем писала их, украсив искусственными цветами. В этом мотиве художница видела «новый способ попытаться определить свои чувства к стране». Вероятно, смыслы, которыми наделяет свои натюрморты с костьми и черепами А. Попов – а таких работ у него целая серия – тоже выходят за рамки исключительно необычной формы объектов и становятся способом критически осмыслить реальность.

Когда все эти смысловые пласты – тема русского села, мученичества, memento mori, vanitas (суеты, тщеславия) – соединяются, рождается новая тема, тема социально-политического характера – упадка, разрухи, жертв.

В рамках такой трактовки обретают значение белесый череп, отвалившееся колесо, брошенный топор, оставленные лапти. Мрачной интонации соответствует сдержанная палитра голубоватых, серых, охры. С точки зрения колорита в центре композиции оказывается крупный белый череп – связанные с ним многочисленные и разнообразные коннотации становятся ключевыми в понимании картины.

С живописной точки зрения выбранные художником предметы представляют большой интерес не только из-за облака аллюзий, которым они окружены, но и благодаря своей различной фактуре, сложной форме, витиеватым очертаниям. Металлический блеск на конце топора, глухие отсветы кости, более жирно, рельефно написанные плетеные лапти дают простор для экспериментов с контрастами текстуры. При этом, несмотря на некоторую кажущуюся несовместимость объектов натюрморта, все предметы вписываются в воображаемую пирамиду, за счет чего возникает устойчивая, целостная, сбалансированная композиция, внутри которой перекликаются вытянутые формы лаптей, черепа, топора, округлые формы колеса и обуви, рождая ощущение законченности и гармонии.

Таким образом, простой на первый взгляд натюрморт из четырех объектов на отвлеченном фоне превращается в неоднозначное, сложное высказывание, которое каждый зритель может интерпретировать по-своему: это может быть критика действительности, игра с художественной традицией и культурными аллюзиями, которыми наделены предметы, живописное исследование формы, фактуры, композиции или синтез перечисленных трактовок.

Художественная галерея «ARTINVIA»
А. Курьянова / Искусствовед
Сайт использует cookie. Вы можете отказаться от использования cookie в настройках браузера, однако это может повлиять на работу сайта. Политика конфиденциальности просматривая этот сайт, вы соглашаетесь с условиями.